признается недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения»

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

ТАТАРСКОЙ АССР

(ИЗВЛЕЧЕНИЕ)

 

Сделка, совершенная под влиянием

заблуждения, имеющего существенное

значение, признается недействительной по

иску стороны, действовавшей под влиянием

заблуждения. Заблуждение истца

необязательно должно являться следствием

виновного поведения другой стороны

 

 

З. с женой и двумя несовершеннолетними детьми проживал в г. Альметьевске Татарской АССР в двухкомнатной квартире. Супруги М. занимали двухкомнатную квартиру в г. Ашхабаде Туркменской ССР. В августе 1984 года стороны произвели обмен жилыми помещениями.

В декабре 1984 года З. обратился в суд с иском о признании обмена недействительным, указывая на то, что квартира осенью и зимой холодная и сырая, стены и потолки покрываются плесенью, влажность достигает 100%. Об этих недостатках он не был поставлен в известность перед обменом, в связи с чем, по его мнению, обмен должен быть признан недействительным с возмещением ему расходов по переезду за счет ответчиков.

Альметьевский городской народный суд Татарской АССР отказал 3.

в иске. Кассационная инстанция это решение оставила без изменения.

Президиум Верховного Суда Татарской АССР удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение, указав следующее.

Согласно ст. 74 ЖК РСФСР и ст. 57 ГК РСФСР, обмен жилыми помещениями может быть признан недействительным, если он совершен под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение.

В обоснование иска истец указал, что сырость, плесень, повышенная влажность в квартире вызваны конструктивными недостатками жилого дома, которые делают проживание в квартире невозможным.

Ответчик знал об этих недостатках, но при обмене скрыл это, сделав незадолго до этого небольшой ремонт. Народный суд признал обоснованным заключение госстройинспекции Госстроя Туркменской ССР о том, что стеновые панели дома, где расположена полученная в порядке обмена квартира, выполнены некачественно: отсутствует теплоизоляционный слой, стыки между панелями выполнены без герметизации и гидроизоляции; это привело к образованию конденсата и плесени на внутренних поверхностях стен, к снижению температуры внутри жилого помещения и увеличению влажностного режима квартиры; состояние квартиры не отвечает санитарно-гигиеническим и техническим требованиям. Однако обо всем этом, по мнению суда, ответчики не знали, поэтому не могли ввести в заблуждение истца, и нет оснований считать, что он находился под влиянием заблуждения.

С приведенными доводами нельзя согласиться. Согласно ст. 57 ГК, для признания сделки, совершенной под влиянием заблуждения, не имеют значения причины заблуждения; ими может быть вина одного из участников сделки, неосторожность другого, поведение третьих лиц, случайные обстоятельства и пр. Заблуждение истца относительно предмета обмена (состояние жилого помещения) необязательно должно сопровождаться виновным поведением другой стороны по сокрытию недостатков жилого помещения (вина другой стороны приобретает значение лишь при решении вопроса о возмещении расходов, связанных с обменом - см. ч. 3 ст. 47 ГК).

Наличие конструктивных недостатков квартиры и являлось предметом заблуждения. Суд в таком случае должен был установить время появления недостатков, их значимость (иначе говоря существенность заблуждения), возможность их устранения. Однако этого не выполнил надлежащим образом.

По мнению суда, недостатки жилого помещения возникли после совершения сделки, что явно не согласуется с выводами специалистов, которые связывают их с конструктивными просчетами, следовательно, по времени относятся к моменту возведения дома, а не к моменту совершения сделки. Суд располагал также показаниями свидетелей о том, что и при прежних жильцах в квартире наблюдались сырость, плесень.

Приведенный в решении довод о том, что сырость в квартире могла появиться в связи с неблагоприятными погодными условиями в Ашхабаде в тот период, несостоятелен, поскольку, по заключению специалистов, такой связи не существует.

По мнению народного суда, недостатки спорного жилого помещения могут быть устранены жилищно-эксплуатационной конторой. Однако это не подтверждено.

Суд не располагал заключением санитарно-эпидемиологической станции (СЭС) о пригодности жилого помещения к проживанию.

Согласно акту, составленному организацией, осуществляющей эксплуатацию дома, где находится квартира, квартира находится в удовлетворительном состоянии и в целом пригодна для проживания. Однако объективность и достоверность этого акта вызывает сомнение, поскольку противоречит заключению сторонних специализированных организаций, согласно которому квартира не отвечает санитарно-техническим требованиям, в ней нет нормальных условий для проживания, требуется проведение капитального ремонта с восстановлением тепло-гидроизоляционных свойств панелей и стыков в соответствии с проектным решением.

Эти обстоятельства не были учтены судом, хотя именно они имели определенное значение для решения вопроса о том, насколько существенны дефекты жилого помещения и, следовательно, насколько существенно заблуждение истца относительно предмета обмена.

Эти же обстоятельства имели значение и для решения вопроса об устранимости дефектов.

Таким образом, выводы суда об отсутствии оснований для признания обмена недействительным не согласуются с данными о характере, объеме и значимости дефектов спорной жилой площади. Это в свою очередь повлияло и на неисследованность обстоятельств, относящихся к вопросу о возмещении расходов в связи с обменом.

 

 

 
< Пред.   След. >
Полезное: