и не использовалось в интересах семьи, задолженность по кредиту нельзя признать общим долгом супруг

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА КАЛУЖСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ИЗВЛЕЧЕНИЕ)

 

Если имущество, купленное в кредит,

не приобреталось супругами в совместную

собственность и не использовалось в интересах

семьи, задолженность по кредиту нельзя

признать общим долгом супругов

 

 

Сухиничское торговое объединение предъявило в суде иск к Королеву о взыскании 243 руб. Истец сослался на то, что 9 декабря 1986 г. женой ответчика Королевой был приобретен у истца в кредит холодильник стоимостью 360 руб. Уплатив в день оформления кредита 90 руб. и месячный взнос в сумме 27 руб., покупатель отказался от внесения последующих платежей. 1 августа 1989 г. Королева умерла. Оставшуюся сумму, по мнению истца, должен выплатить ответчик.

Королев иск не признал, пояснив, что холодильник его женой в торговом объединении не приобретался.

Решением Сухиничского районного народного суда Калужской области (оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда) иск удовлетворен в полном объеме.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР президиум Калужского областного суда судебные постановления отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее.

При рассмотрении дела суд признал установленным, что жена ответчика оформила договор купли-продажи в кредит у истца холодильника стоимостью 360 руб. и получила его в магазине, на день смерти за ней имелась задолженность по кредиту в сумме 245 р.

40 к. (с учетом государственной пошлины в размере 2 р. 40 к). При этом суд сослался на имеющееся в деле поручение-обязательство о приобретении Королевой холодильника в Сухиничском торговом объединении, а также выписку из лицевого счета, оформленного магазином на нее, о наличии задолженности по кредиту в сумме 243 руб.

Исходя из этого, суд сделал вывод о том, что долг за холодильник, как образовавшийся во время брака, после смерти Королевой должен выплатить ее муж. Между тем с таким выводом суда нельзя согласиться, поскольку он сделан в нарушение требований ст.

ст. 14, 50 ГПК РСФСР без принятия всех предусмотренных законом мер для полного и всестороннего выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон.

В судебном заседании ответчик утверждал, что ему неизвестно о приобретении Королевой в кредит холодильника, он в квартиру супругов никогда не доставлялся и, следовательно, на день смерти жены его не было.

Как пояснил Королев, в последние годы жизни его жена злоупотребляла спиртными напитками и могла сразу же продать купленный в кредит холодильник, а вырученные деньги истратить на приобретение спиртных напитков.

Народный суд не принял никаких мер для проверки доводов ответчика, однако их выяснение имело существенное значение для правильного разрешения спора.

Так, если холодильник не приобретался Королевой в совместную с ответчиком собственность и не использовался в интересах семьи, задолженность по кредиту нельзя признать общим долгом супругов Королевых.

А поскольку в таком случае задолженность по кредиту являлась бы личным обязательством Королевой, она могла погашаться в соответствии со ст. 23 КоБС РСФСР лишь за счет личного имущества, оставшегося после смерти последней, и ее доли в общей с ответчиком совместной собственности, которая причиталась бы Королевой при разделе этого имущества.

В данном случае суд вправе был возложить на ответчика обязанность по возврату долга Королевой лишь в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества, состоявшего из личного имущества Королевой и ее супружеской доли в совместно нажитом в браке имуществе.

Если холодильник приобретен был Королевой и использовался в интересах семьи, то и в таком случае ответчик обязан был погашать половину общего с женой долга по кредиту.

Обязанность же по выплате другой половины долга могла быть возложена на ответчика лишь в том случае, если он наследовал личное имущество Королевой либо супружескую долю, принадлежащую ей в совместно нажитом в браке имуществе (в том числе и в указанном холодильнике), и лишь в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

При этом в соответствии со ст. 554 ГК РСФСР истец как кредитор наследодателя (Королевой) вправе был предъявить свои претензии к ответчику (наследнику) либо к нотариальной конторе по месту открытия наследства, либо предъявить иск в суде к наследственному имуществу в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Как видно из материалов дела, с требованием о выплате Королевым долга по кредиту, в том числе в части, приходящейся на долю его супруги (и наследованной им) истец обратился в суд по истечении шестимесячного срока со дня смерти Королевой.

Вопрос о том, предъявлялись ли в указанный шестимесячный срок истцом претензии ответчику в отношении задолженности по кредиту или нотариальной конторе по месту открытия наследства, суд не выяснял.

При рассмотрении дела суд не проверял также доводы ответчика о том, что с Королевой им не было нажито совместное имущество и ко времени смерти последняя не имела личного имущества.

Поскольку существенные для дела обстоятельства остались невыясненными, решение не может быть признано законным и обоснованным.

 

 

 
< Пред.   След. >
Полезное: