Обзор судебной практики «Применение судами законодательства о трудовом договоре»

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

 

ПРИМЕНЕНИЕ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

О ТРУДОВОМ ДОГОВОРЕ

 

 

Успешное решение намеченных XXVII съездом КПСС задач по ускорению социально-экономического развития страны, повышению темпов экономического роста неразрывно связано с укреплением трудовой дисциплины, повышением организованности и порядка на производстве, полным и рациональным использованием рабочего

времени. В этой связи немаловажное значение приобретает точное и неуклонное соблюдение судами трудового законодательства, совершенствование деятельности, направленной на предупреждение нарушений в сфере трудовых отношений.

Верховным Судом СССР проверено выполнение судами руководящих разъяснений, данных в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. "О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора", изучена и обобщена судебная практика по рассмотрению дел этой категории. Обсудив материалы обобщения. Пленум Верховного Суда СССР 5 сентября 1986 г. принял постановление "О применении судами законодательства о трудовом договоре и повышении их роли в укреплении трудовой дисциплины", которым внесены дополнения и изменения в постановление от 26 апреля 1984 г.

В предлагаемом обзоре на основе разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда СССР, и материалов обобщения освещаются некоторые вопросы применения судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора.

Принятие заявлений. При принятии заявления необходимо проверить, не отнесено ли законом разрешение возникшего трудового спора к ведению иных органов.

В судебной практике вопросы разграничения подведомственности в основном решаются правильно. Однако иногда возникают трудности в применении перечня N 1 приложения N 1 к Положению о порядке рассмотрения трудовых споров. в частности при обращении с заявлениями о восстановлении на работе юрисконсультов, назначаемых вышестоящими органами, когда в нарушение установленного порядка они были приняты на работу или уволены непосредственно руководителем предприятия, учреждения, организации. Отдельные суды полагают, что в таких случаях спор о восстановлении на работе подлежит рассмотрению в судебном порядке.

Куйбышевский районный народный суд г. Ленинграда прекратил производство по делу по иску Б. к Ленинградскому институту связи о восстановлении на работе. Б. был уволен с должности старшего юрисконсульта. В соответствии с п. 2 перечня N 1 его спор подлежал разрешению вышестоящим в порядке подчиненности органом. Суд кассационной инстанции отменил определение народного суда по тем мотивам, что истец фактически был назначен на должность и уволен с нее не вышестоящей организацией, как полагалось, а ректором

института. Между тем несоблюдение администрацией установленного порядка назначения на должность и освобождения от нее не влечет изменения подведомственности трудовых споров по вопросам увольнения, изменения формулировки причин увольнения, перевода на другую работу и наложения дисциплинарных взысканий. С учетом этого производство по делу вновь было прекращено.

Согласно п. 1 ст. 89 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде в судах рассматриваются трудовые споры по заявлениям рабочих и служащих, когда они не согласны с постановлением профсоюзного комитета. Однако суды иногда принимают к рассмотрению заявления рабочих и служащих о восстановлении на работе при наличии положительного для них решения профсоюзного комитета по трудовому спору. Так, народным судом Ерментауского района Целиноградской области было рассмотрено заявление Т. о восстановлении на работе, хотя ранее состоявшимся решением профсоюзного комитета ее требования уже были удовлетворены. Т. решение профсоюзного органа не оспаривала, в связи с чем ее заявление не подлежало рассмотрению в суде. Постановления профсоюзных комитетов, как и судебные решения, по данному вопросу имеют обязательную силу и подлежат немедленному исполнению (пп. 47, 48 Положения о порядке рассмотрения трудовых споров).

Постановлением Госкомтруда СССР от 2 августа 1985 г. N 252 утверждена новая редакция Инструкции о порядке ведения трудовых книжек на предприятиях, в учреждениях и организациях. С учетом положений этой Инструкции Пленум дополнил п. 1 постановления от 26 апреля 1984 г. разъяснением о подведомственности суду трудовых споров, возникающих в связи с неправильностью или неточностью записей в трудовой книжке о приеме на работу, переводе на другую работу, основаниях увольнения, если эти записи не соответствуют приказам (распоряжениям) или другим документам и спор не получил разрешения в установленном внесудебном порядке.

Следует отметить, что в таком же порядке рассматриваются указанные трудовые споры и работников, занимающих должности, предусмотренные в особом перечне, а также работников, несущих дисциплинарную ответственность по уставам о дисциплине. Но при этом суд не вправе входить в обсуждение вопросов, разрешение которых законом отнесено к ведению вышестоящих в порядке подчиненности органов (споры о правильности увольнения, формулировки причин увольнения, перевода на другую работу и наложения дисциплинарных взысканий).

При разбирательстве дел об исправлении записей в трудовой книжке необходимо учитывать, что суд не может рассматривать требования, связанные с установлением недостающего для назначения пенсии стажа работы, поскольку законодательством предусмотрен иной порядок их разрешения (пп. 118, 156 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1972 г. N 590 с последующими изменениями и дополнениями).

Суды по общему правилу рассматривают подведомственные им трудовые споры, если истцом соблюден установленный законодательством предварительный внесудебный порядок их разрешения. Изучение судебной практики показало, что, несмотря на данное ранее Пленумом разъяснение по этому вопросу, большое количество трудовых споров рассматривается без соблюдения указанного порядка в тех случаях. когда он обязателен.

Так. некоторые суды не обращают внимание на основания расторжения трудового договора. Каганский районный народный суд Бухарской области принял к рассмотрению заявление X. о восстановлении на работе. Истец указывал, что был уволен по ст. 38 КЗоТ Узбекской ССР (собственное желание), но инициатива на увольнение была проявлена администрацией. Между тем при принятии данного заявления следовало исходить не из основания предъявленного иска, а из основания расторжения трудового

договора. X. был уволен по собственному желанию, поэтому его спор предварительно подлежал рассмотрению в комиссии по трудовым спорам, профсоюзном комитете.

Некоторые суды, в частности Минский городской суд, ошибочно полагают, что непосредственно в суде подлежат разрешению трудовые споры о восстановлении на работе рабочих и служащих, отстраненных от работы в связи с оспариванием администрацией предприятия, учреждения, организации факта заключения с ними трудового

договора. Однако каких-либо исключений из общего правила для таких трудовых споров не имеется.

Чаще всего без соблюдения обязательного предварительного внесудебного порядка разрешения трудового спора судами принимаются к рассмотрению заявления работников, уволенных по соглашению сторон, собственному желанию, в связи с истечением срока трудового договора или окончанием временной работы. Пленум в постановлении от 5 сентября 1986 г. обратил внимание судов на этот недостаток в их деятельности.

Подготовка дел к судебному разбирательству. После принятия заявления судья производит подготовку дела к судебному разбирательству, целью которой является обеспечение своевременного и правильного разрешения дела (ст. 33 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик).

Изучение дел показало, что это требование закона не всегда соблюдается. Во многих случаях не выносятся определения о подготовке дел к судебному разбирательству, хотя имеется необходимость проведения соответствующих процессуальных действий (вызов представителя ответчика для выяснения имеющихся у него возражений против иска и представления доказательств, которыми эти возражения могут быть подтверждены: истребование письменных доказательств: определение круга свидетелей, подлежащих вызову в

суд. привлечение должностного лица, по распоряжению которого был незаконно уволен или переведен работник, к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика и т п.). В результате разбирательство отдельных дел неоднократно откладывается, выносятся необоснованные решения, что вызывает отрицательные последствия в виде продолжительных перерывов в трудовой деятельности рабочих и служащих, выплат значительных сумм заработной платы за время, когда работник фактически не выполнял трудовые обязанности.

Так, слушание дела по иску 3. к отделению Госкоминтуриста СССР о восстановлении на работе из-за ненадлежащей подготовки к судебному разбирательству откладывалось пять раз и было разрешено Ленинским районным народным судом г. Вильнюса только через два с половиной месяца после его возбуждения. Истица восстановлена на работе кладовщицей, в ее пользу взыскано за время вынужденного прогула 294 руб. 75 коп. При своевременном же рассмотрении дела эта сумма была бы минимальной, так как 3. обратилась в суд с заявлением о восстановлении на работе на следующий день после увольнения.

Применение законодательства, регулирующего порядок заключения, изменения и прекращения трудового договора. Судами не всегда правильно применяются нормы права, устанавливающие общий порядок заключения, изменения и прекращения трудового договора. В отдельных случаях возникают затруднения при решении вопроса о том, в установленном ли порядке оговорено и оформлено при приеме на работу условие об испытании. В соответствии со ст. 11 Основ законодательства о труде при заключении трудового договора испытанно может быть обусловлено только соглашением сторон. Статья 21 КЗоТ РСФСР и соответствующие статьи КЗоТ других союзных республик (за исключением КЗоТ Азербайджанской ССР и Таджикской

ССР) предусматривают, что условие об испытании должно быть указано в приказе (распоряжении) о приеме на работу. Приказ объявляется работнику под расписку (п. 6 Типовых правил внутреннего трудового распорядка для рабочих и служащих предприятий, учреждений, организаций, утвержденных постановлением Госкомтруда СССР от 20 июля 1984 г. N 213). При несоблюдении этих условий трудовой договор считается заключенным на общих основаниях.

Калининский районный народный суд г. Донецка обоснованно восстановил на работе Ш., уволенную с работы как не выдержавшую

испытание. Суд установил, что истица с приказом о приеме на работу, содержавшим условие об испытании, ознакомлена не была. Такое условие администрацией включено в приказ в одностороннем

порядке.

Большое количество споров рассматривается судами по искам лиц, переведенных на другую работу или уволенных с работы за нарушение трудовой дисциплины. Разрешая такие споры, суды проверяют соблюдение правил применения к работнику мер дисциплинарного

взыскания. В тех случаях, когда дисциплинарные взыскания наложены вопреки запретам, содержащимся в законе, например, после истечения установленного срока, суды признают такие взыскания неправильными и восстанавливают нарушенные трудовые права граждан. Вместе с тем отдельные суды полагают, что любое нарушение порядка применения дисциплинарного взыскания влечет за собой безусловное признание незаконным произведенного в связи с этим перевода на другую работу или увольнения работника.

Ленинский районный народный суд г. Донецка восстановил на

работе Б., уволенного с согласия профсоюзного комитета за прогул без уважительных причин. Иск удовлетворен только по тем мотивам, что администрацией завода в нарушение требований ст. 149, КЗоТ Украинской ССР до применения дисциплинарного взыскания не были затребованы от работника письменные объяснения. Между тем по смыслу закона неполучение объяснений от нарушителя трудовой дисциплины не является достаточным основанием для признания наложенного дисциплинарного взыскания незаконным, если факт нарушения трудовой дисциплины сам по себе установлен точно. В то же время оно может повлечь вынесение частного определения в адрес администрации завода. С учетом этого решение народного суда обоснованно было отменено вышестоящим судом.

Нельзя признать правильной практику тех судов, которые восстанавливают на работе злостных нарушителей трудовой дисциплины только потому, что они не присутствовали на заседании профсоюзного комитета при обсуждении ходатайства администрации о даче согласия на их увольнение. Из нормативных актов, регулирующих деятельность профсоюзных органов, не вытекает, что в таких случаях согласие профсоюзного комитета на увольнение работника является недействительным. Вместе с тем суд вправе вынести частное определение по поводу такого нарушения, допущенного профсоюзным

комитетом.

Большинство судов правильно исходит из того, что обсуждение поведения работника на общем собрании трудового коллектива не является препятствием к применению мер дисциплинарного взыскания. Москворецкий районный народный суд г. Москвы отказал в иске о восстановлении на работе Ш., уволенного по п. 7 ст. 33 КЗоТ РСФСР (появление на работе в нетрезвом состоянии). Суд не усмотрел нарушения порядка наложения дисциплинарного взыскания в том, что совершенный истцом проступок предварительно был обсужден на общем собрании членов трудового коллектива.

Необходимо иметь в виду, что в случае нарушения порядка расторжения трудового договора по инициативе администрации (без согласия профсоюзного комитета, в период временной нетрудоспособности и т. п.) администрация предприятия, учреждения, организации вправе отменить свой приказ об увольнении, после чего расторгнуть трудовой договор с соблюдением установленного порядка, если для этого не истекли предусмотренные законом сроки. При таком же условии может быть уволен и работник, восстановленный на работе в связи с нарушением порядка увольнения решением суда или решением другого органа, рассмотревшего трудовой спор.

Правильное решение принял Бобровицкий районный народный суд Черниговской области по иску Р. к Новобыковскому поселковому Совету народных депутатов о восстановлении на работе. Суд, дав надлежащую оценку обстоятельствам, связанным с увольнением истицы, отказал в иске с учетом того, что ответчик отменил свой первоначальный приказ об увольнении и после этого, получив согласие профсоюзного комитета, произвел увольнение Р. с соблюдением правил и по предусмотренному законом основанию (сокращение штата).

В судебной практике возникли вопросы о возможности отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе рабочего или служащего, уволенного с нарушением установленного порядка, если им пропущен срок на обращение в суд, а также о том, обязан ли суд исследовать обстоятельства увольнения работника, когда срок пропущен им по неуважительной причине. Здесь следует иметь в виду, что пропуск установленного ст. 90 Основ законодательства о труде срока на обращение в суд является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении иска. не связанным с причинами, по которым увольнение работника признается неправильным. Вместе с тем пропуск такого срока не освобождает суд от обязанности всесторонне исследовать материалы дела (п. 3 постановления Пленума от 26 апреля 1984 г.).

Ш., работавший заготовителем в заготконторе Рузского райпотребсоюза, был уволен с работы по мотиву утраты доверия (п. 2

ст. 254 КЗоТ РСФСР). Оспаривая правильность увольнения, он с пропуском установленного ст. 211 КЗоТ РСФСР месячного срока обратился в суд с иском о восстановлении на работе. Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда, исследовав обстоятельства увольнения истца, установила, что администрация имела основания для утраты доверия к нему. Вместе с тем было установлено нарушение порядка расторжения трудового договора, так как согласие на увольнение дано профсоюзным комитетом в неправомочном составе. Но поскольку коллегия признала причины пропуска срока на обращение в суд неуважительными, она обоснованно отказала в иске по этому основанию.

Применение законодательства, регулирующего условия и основания прекращения трудового договора. Существенное значение при разрешении спора о правомерности прекращения трудового договора имеют условия, выработанные сторонами при его заключении. На практике эти условия не всегда понимаются правильно.

Вышгородский районный народный суд Киевской области признал неправильным увольнение Н. с работы из библиотеки, обосновав это тем, что между сторонами был заключен трудовой договор о временной работе, но поскольку трудовые отношения продолжались свыше четырех месяцев, то истица не могла быть уволена по мотиву истечения срока этой работы. Между тем судом установлено, что Н. была принята на работу на время нахождения в отпуске по беременности и родам другой сотрудницы библиотеки. Следовательно, в данном случае стороны заключили срочный трудовой договор, обусловив срок его окончания днем выхода на работу из отпуска этой сотрудницы. Поэтому при выходе ее на работу администрация была вправе произвести увольнение Н. в связи с истечением срока трудового

договора. То обстоятельство, что трудовые отношения продолжались свыше четырех месяцев, в этом случае никакого правового значения

не имело.

При сокращении численности или штата работников администрация с целью укомплектования предприятия, учреждения, организации наиболее квалифицированными кадрами в отдельных случаях производит перестановку (перегруппировку) работников и переводит более квалифицированного работника, должность которого сокращается, с его согласия на другую должность, увольняя с нее по указанному основанию менее квалифицированного работника.

Разрешая возникающие при этом споры. суды испытывали затруднения при решении вопроса о том, в каких пределах администрация вправе произвести перестановку (перегруппировку) работников. Не было единства в судебной практике и по вопросу о том, может ли суд входить в обсуждение вопроса о целесообразности перестановки (перегруппировки).

Например, судебная коллегия по гражданским делам Брестского областного суда отменила решение народного суда об отказе в иске

Б., уволенной по сокращению штата, о восстановлении на работе в должности старшего товароведа. Коллегия предложила при новом рассмотрении дела обсудить вопрос о преимущественном праве истицы на оставление на работе перед работниками, занимающими должности товароведов, не подлежащие сокращению.

Верховный Суд Украинской ССР в обзоре судебной практики по делам о восстановлении на работе высказывал обратное мнение, считая, что суд не может обсуждать такой вопрос.

В целях устранения разногласий Пленум Верховного Суда СССР дополнил п. 12 действующего постановления разъяснением, в котором подчеркнуто, что перестановка (перегруппировка) работников может быть произведена администрацией в пределах однородных профессий, должностей. Если администрация этим правом не воспользовалась, суд не должен входить в обсуждение вопроса о целесообразности такой перестановки (перегруппировки).

Обращаясь в суд с исками о восстановлении на работе, лица, уволенные по п. 4 ст. 17 Основ законодательства о труде. иногда (обосновывают свое отсутствие на работе в дни, признанные прогулами, использованием очередного отпуска, отгулов. Встречаются в практике и трудовые споры работников, обязанных отработать установленный срок (молодце специалисты и т. п.), уволенных по названному основанию в связи с оставлением работы до истечения этого срока.

Как показало изучение судебной практики, суды чаще всего не признают указанные причины уважительными, считая невыход на работу в таких случаях прогулом.

К. была уволена с работы по п.4 ст. 40 КЗоТ Украинской ССР за прогул, совершенный с 23 июля по 8 августа 1985 г. Она обратилась в суд с иском к фирме бытовых услуг " Волна" о восстановлении на работе, сославшись на то, что положенный ей по графику в мае 1985 года отпуск не использовала по вине администрации: затем приобрела через профсоюзный комитет путевку в пансионат с 23 июля и реализовала свое право на очередной отпуск. Решением Приморского районного народного суда г. Жданова в удовлетворении иска К. было

отказано. Использование истицей отпуска в другой период без согласия администрации судом расценено как совершение прогула без уважительных причин.

Признав такую практику правильной. Пленум дополнил п. 14 постановления от 26 апреля 1984 г. новым абзацем, разъяснив, что прогулом следует считать также самовольный без разрешения администрации уход работника в очередной отпуск, самовольное использование дней отгула: оставление работы до истечения срока действия срочного трудового договора: оставление работы лицом, направленным на эту работу по окончании высшего или среднего специального учебного заведения, профессионально-технического училища либо прошедшим обучение новой профессии и обязанным проработать на производстве установленный срок.

Некоторые суды считают, что работник. отстраненный от работы в связи с нетрезвым состоянием на срок свыше трех часов, подлежит увольнению поп. 4 ст. 17 Основ законодательства о труде, тогда как появление на работе в нетрезвом состоянии является самостоятельным основанием расторжения трудового договора. В п. 15 постановления Пленума от 26 апреля 1984 г. разъяснено, что не имеет значения, отстранялся ли от работы работник, находившийся в нетрезвом

состоянии. По п. 7 ст. 17 Основ он может быть уволен, если находился в таком состоянии в рабочее время в месте выполнения трудовых обязанностей.

По общему правилу рабочим временем считается установленная законом норма продолжительности ежедневной работы (рабочей смены). К рабочему относится и время выполнения работником сверхурочных работ (ст. 27 Основ законодательства о труде). В судебной же практике возник вопрос, как расценивать время нахождения на работе работника с ненормированным рабочим днем сверх установленной его общей продолжительности. Ответ на него имеет принципиальное

значение. поскольку в случае признания этого времени рабочим, к работнику, находившемуся в нетрезвом состоянии, могут быть применены наряду с административными и меры дисциплинарного взыскания, вплоть до увольнения.

Инженер Сортавальской райсельхозтехники Е. был уволен за появление на работе в нетрезвом состоянии по п. 7 ст. 33 КЗоТ

РСФСР. Ссылаясь на то. что в нетрезвом состоянии он находился после окончания рабочего дня. Е. обратился в суд с иском о восстановлении на работе. Сортавальский городской народный суд Карельской АССР в удовлетворении иска отказал, мотивировав это тем, что рабочий день истца был не нормирован, работа носила разъездной характер: обнаружение Е. в нетрезвом состоянии в автомашине до того, как она была поставлена на стоянку, признано нарушением трудовой дисциплины в рабочее время.

Такое решение вопроса является правильным. В дополнении, внесенном в п. 15 постановления от 26 апреля 1984 г., Пленум разъяснил, что для работника, рабочий день которого не нормирован, время нахождения на работе сверх установленной общей его продолжительности является рабочим.

Суды испытывали затруднения в том, какие виновные действия работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности, дают администрации основания для утраты доверия к ним. Учитывая это, Пленум в новой редакции п. 17 постановления разъяснил, что к таким действиям могут быть, в частности, отне сены: получение оплаты за услуги без соответствующих документов, продажа товаров непосредственно со склада, из подсобных помещений, обмеривание, обвешивание, обсчет, сокрытие товаров от покупателей, нарушение правил продажи спиртных напитков или выдачи наркотических лекарственных средств. При установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой.

Пленум дополнил постановление от 26 апреля 1984 г. тремя новыми пунктами.

Первое дополнение, обусловлено изменениями в законодательстве. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1986 г. ст. 17 Основ законодательства о труде дополнена п. 8, предусматривающим новое основание расторжения трудового договора - совершение по месту работы хищения (в том числе мелкого) государственного или общественного имущества.

Пленум в п. 16-1 дал разъяснения о порядке применения названной нормы закона.

В практике судов возник вопрос о правомерности применения мер дисциплинарного взыскания к работникам, отказавшимся от заключения договора о полной материальной ответственности за сохранность материальных ценностей. Сторожинецкий районный народный суд Черновицкой области признал правильным увольнение О. из торгового предприятия за отказ заключить договор о полной материальной ответственности, не выяснив причины такого отказа. Такое решение не учитывает особенностей возникшего трудового спора.

Пленум в п. 17-1 обратил внимание на то, что при рассмотрении указанных споров суды должны исходить из условий трудового

договора. Если выполнение обязанностей по обслуживанию материальных ценностей составляет для работника его основную трудовую функцию, что оговорено при приеме на работу, и если в соответствии с действующим законодательством с ним должен быть заключен договор о полной материальной ответственности, отказ от заключения такого договора без уважительных причин необходимо рассматривать как неисполнение трудовых обязанностей со всеми вытекающими из этого последствиями.

Иначе решается вопрос при отказе работника от заключения такого договора по уважительным причинам или от выполнения дополнительно возложенных на него обязанностей по обслуживанию материальных ценностей, когда это требует заключения договора о полной материальной ответственности. В этих случаях, как разъяснил Пленум, ему должна быть предложена другая работа. При отсутствии такой работы или отказе работника от перевода на другую работу трудовой договор с ним может быть расторгнут по п. 1 ст. 17 Основ законодательства о труде.

Наиболее прогрессивной формой организации труда является

бригадная. Отношения, связанные с формированием и деятельностью производственных бригад, регулируются Типовым положением о производственной бригаде, совете бригады, бригадире и совете бригадиров, утвержденным постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 31 декабря 1980 г. (в редакции от 30 марта

1984 г.). Рассматривая дела о восстановлении на работе в связи с освобождением от работы в составе производственной бригады, суды испытывали затруднения при отграничении перевода от перемещения на индивидуальную работу.

В целях установления единообразной практики Пленум в п. 24-1 разъяснил, что перемещение работника, выведенного из состава бригады по решению общего собрания ее членов, на индивидуальную работу не является переводом, требующим его согласия, если при этом не изменяется характер обязанностей, предусмотренных условиями заключенного трудового договора. Однако, если работа в бригаде является одним из условий заключенного с работником трудового договора, перемещение его на индивидуальную работу в случае вывода из состава производственной бригады возможно лишь с его согласия. В иных случаях трудовой договор расторгается на основании п. 1 ст. 17 Основ законодательства о труде.

Применение ст. 93 Основ законодательства о труде. В п. 25 постановления от 26 апреля 1984 г. Пленум обратил внимание судов на необходимость строго выполнять требование ст. 93 Основ о возложении на должностное лицо обязанности возместить ущерб, причиненный в связи с выплатой работнику заработной платы за время вынужденного прогула или за время выполнения нижеоплачиваемой работы, если увольнение или перевод произведены с явным нарушением

закона.

Вместе с тем изучение судебной практики выявило серьезные недостатки в работе судов по применению названной нормы закона. Устанавливая факты увольнения или перевода с явным нарушением закона, отдельные суды не дают им должной оценки, не обсуждают вопрос о привлечении виновных должностных лиц к установленной законом ответственности. Материалы обобщения свидетельствуют, что еще распространены случаи расторжения трудового договора по инициативе администрации без согласия профсоюзного комитета. С такими нарушениями были уволены, например, водитель медицинского отдела МВД Армянской ССР Г. по сокращению штата, уборщица фирменного магазина-салона "Радиотехника" К. за прогул без уважительных причин. Однако должностные лица. по распоряжению которых произведено увольнение, к участию в деле в качестве третьих лиц на стороне ответчика привлечены не были. Народный суд Очамчирского района Абхазской АССР не усмотрел явного нарушения закона в том, что согласие профсоюзного комитета на увольнение работника было получено директором птицефабрики Т. уже после произведенного увольнения. Между тем в п. 25 постановления Пленума разъяснено, что увольнение рабочего или служащего по инициативе администрации без согласия профсоюзного комитета, когда такое согласие является обязательным, следует понимать как явное нарушение закона.

Редко возлагается установленная ст. 93 Основ материальная ответственность при признании неправильным перевода на другую работу пли при удовлетворении требований работника об изменении формулировки причин увольнения, когда перевод либо увольнение были произведены с явным нарушением закона. Имеют место случаи необоснованного освобождения от материальной ответственности должностных лиц, виновных в незаконном увольнении рабочих и служащих, по тем мотивам, что должностное лицо. по распоряжению которого произведено незаконное увольнение, ко времени рассмотрения дела в суде в прежней должности не работает. Такую ошибку допустил, например, Файзулла-Ходжаевский районный народный

суд г. Бухары по делу по иску М. о восстановлении на работе.

В отдельных случаях суды, возлагая материальную ответственность на должностных лиц, не устанавливают, является ли допущенное при увольнении работника нарушение закона явным. Допускается и неправильное применение норм права.

Решением Василеостровского районного народного суда г. Ленинграда с директора фабрики И. было взыскано 710 руб. в возмещение ущерба, причиненного незаконным увольнением К. Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского городского суда, не согласившись с тем. что при увольнении К. было допущено явное нарушение закона, решение суда изменила: взыскала с И. в возмещение причиненного материального, ущерба на основании п. 2

ст. 120 КЗоТ РСФСР 437 руб., то есть в пределах его среднего месячного заработка. Решая вопрос таким образом, судебная коллегия не учла, что материальная ответственность должностных лиц, виновных в незаконном увольнении рабочих и служащих, предусмотрена специальной нормой (ст. 93 Основ законодательства о труде). При отсутствии условий, указанных в этой норме, они материальную ответственность за ущерб, причиненный неправильным увольнением. не

несут. С учетом этого вышеупомянутые судебные решения в части взыскания с И. денежной суммы отменены президиумом Ленинградского городского суда.

В силу п. 18 Положения о материальной ответственности военнослужащих за ущерб, причиненный государству, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1984 г., ущерб с военнослужащих, в том числе и причиненный ими в связи с изданием приказа о незаконном увольнении или переводе рабочего или служащего на другую работу, взыскивается по приказу вышестоящего командира (начальника). Иного порядка возмещения ущерба Положение не предусматривает. В этой связи при рассмотрении дел о восстановлении на работе суды не вправе применять к военнослужащим правила ст. 93 Основ законодательства о труде, что не всегда учитывается.

Придавая важное значение строгому выполнению требований ст. 93 Основ законодательства о труде. Пленум в постановлении от 5 сентября 1986 г. еще раз обратил на это внимание судов.

Деятельность судов по предупреждению нарушений трудового законодательства. Пленум в п. 28 постановления от 26 апреля 1984

г. нацелил суды на активное проведение мероприятий, направленных на укрепление социалистической законности в сфере трудовых отношений, искоренение нарушений трудовой, производственной, исполнительской дисциплины, устранение причин и условий, порождающих трудовые споры.

Данные судебной статистики свидетельствуют, что работа в этом направлении активизировалась. Повысилось воспитательное воздействие судебных процессов и выносимых судами решений. Возросло количество дел, рассмотренных в выездных заседаниях, больше стало выноситься обоснованных частных определений по фактам нарушения трудового законодательства. Заслуживает положительной оценки работа судов г. Ленинграда. Они не оставляют без внимания практически ни одного существенного нарушения трудового законодательства. Частные определения были вынесены почти по каждому второму изученному делу о восстановлении на работе.

Однако не все суды придают должное значение предупредительной

работе. Обнаруженные при рассмотрении дел нарушения законности в отдельных случаях остаются без реагирования. Красноармейский районный народный суд Донецкой области удовлетворил иск М. о восстановлении на работе в бытовом комбинате, поскольку истец был переведен на другую работу без его согласия, а затем уволен с работы за отказ от ее выполнения. Грубые нарушения были допущены и

профкомом. Несмотря на это, суд не вынес частного определения в адрес администрации и профсоюзного комитета.

Некоторые суды к вынесению частных определений относятся

формально. Например, Гудаутский районный народный суд Абхазской АССР вынес частное определение по поводу нарушений трудового законодательства, допущенных председате лем объединения Д., и направил его для принятия мер самому нарушителю.

Особого внимания заслуживают дела, производство по которым прекращается в связи с восстановлением истца на работе администрацией. Именно по таким делам, как показало изучение судебной практики. часто допускаются грубые нарушения трудового законодательства при увольнении рабочих или служащих. Пленум в п. 26 постановления от 26 апреля 1984 г. разъяснил, что, приняв отказ от иска или утвердив мировое соглашение и прекратив производство по делу, суд вправе вынести частное определение об устранении обнаруженных при рассмотрении дела нарушений законности. Однако суды все еще редко реагируют в указанных случаях на выявленные нарушения, что не способствует укреплению законности в сфере трудовых отношений.

Если в подобных случаях есть основания полагать, что увольнение или перевод работника на другую работу были произведены с явным нарушением закона, следует доводить об этом до сведения прокурора для обсуждения вопроса об обращении в суд с заявлением о возложении материальной ответственности на должностных лиц, виновных в незаконном увольнении или переводе.

Согласно данным судебной статистики свыше 40% исков о восстановлении на работе судами удовлетворяется, что свидетельствует о распространенности нарушений законодательства при увольнении рабочих и служащих. В целях устранения недостатков в работе по разрешению трудовых споров и дальнейшего повышения роли судов в укреплении трудовой дисциплины Пленум в принятом 5 сентября 1986 г. постановлении предложил Верховным судам союзных и автономных республик, краевым, областным, городским судам, судам автономных областей и округов усилить надзор за рассмотрением судами дел. возникающих из трудовых правоотношений, и контроль за выполнением постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. "О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового

договора".

 

 

 
< Пред.   След. >
Полезное: