Решение СК по гражданским делам ВС РФ «Предприятие, входящее в состав производственного объединения

 

РЕШЕНИЕ СК ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР

от 20.05.88 г.

(ИЗВЛЕЧЕНИЕ)

 

ПРЕДПРИЯТИЕ, ВХОДЯЩЕЕ В СОСТАВ ПРОИЗВОДСТВЕННОГО

ОБЪЕДИНЕНИЯ В ВИДЕ СТРУКТУРНОЙ ЕДИНИЦЫ,

МОЖЕТ БЫТЬ СТОРОНОЙ В ДЕЛЕ ПО ИСКУ

О ВОССТАНОВЛЕНИИ НА РАБОТЕ

 

Дело по иску Орлова А. С.

к производственному объединению, машиностроительному заводу

о восстановлении на работе

и оплате за время вынужденного прогула

 

 

Орлов А. С. работал электромонтером на Жулянском машиностроительном заводе Киевского производственного объединения

им. Артема. 22 июня 1987 г. трудовой договор с ним был расторгнут ввиду систематического неисполнения без уважительных причин служебных обязанностей (п. 3 ст. 40 КЗоТ Украинской ССР).

Считая увольнение неправильным. Орлов предъявил в суде иск к производственному объединению о восстановлении на работе и оплате за время вынужденного прогула.

Киевский городской суд решением от 29 сентября 1987 г. оставил иск без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Украинской ССР 28 октября 1987 г. это решение отменила и направила дело на новое рассмотрение.

Пленум Верховного Суда Украинской ССР 18 декабря 1987 г. отменил определение Судебной коллегии и оставил без изменения решение Киевского городского суда.

Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 4 апреля 1988

г. все судебные решения по иску Орлова отменены и дело принято к производству Верховного Суда СССР для рассмотрения по первой

инстанции. В постановлении указано на необходимость дополнительного исследования в судебном заседании обоснованности увольнения Орлова с работы, в частности выяснения непосредственной причины, послужившей основанием к расторжению с ним трудового

договора.

При новом разбирательстве дела Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда СССР к участию в рассмотрении иска Орлова был привлечен в качестве второго ответчика машиностроительный завод, поскольку истец был принят на работу электромонтером и трудовой договор с ним расторгнут приказом директора этого завода, в пределах его компетенции (п. 23 Положения о производственном объединении (комбинате), утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 27 марта

1974 г. N 212).

В судебном заседании, как и в исковом заявлении, Орлов утверждал, что трудовой договор с ним был расторгнут администрацией завода при отсутствии к тому оснований. Возложенные на него обязанности по обслуживанию электрооборудования в цехе им выполнялись добросовестно. В его работе возникали трудности из-за необеспеченности инструментами и средствами индивидуальной защиты. Уволен он был как неугодный администрации работник, поскольку выступал с критикой недостатков в работе цеха.

Исследовав в судебном заседании фактические обстоятельства дела, Судебная коллегия пришла к выводу, что у администрации машиностроительного завода имелись основания для расторжения с истцом трудового договора. Ссылка истца на то, что он был уволен с работы в связи с его критическими высказываниями, не нашла подтверждения в судебном заседании.

В соответствии с п. 3 ст. 17 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, п. 3 ст. 40 КЗоТ Украинской ССР администрация предприятия, учреждения, организации вправе по своей инициативе расторгнуть заключенный с работником трудовой договор в случае систематического неисполнения им без уважительных причин обязанностей, возложенных на него трудовым договором или правилами внутреннего трудового распорядка, если ранее к нему применялись меры дисциплинарного или общественного взыскания.

Пленум Верховного Суда СССР в п. 13 постановления от 26 апреля

1984 г. "О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора" (с изменениями, внесенными 5 сентября 1986 г. и 6 апреля 1988 г.) разъяснил, что при рассмотрении исков о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми расторгнут по п. 3 ст. 17 Основ, необходимо проверять, были ли совершены работником проступки, за которые применены меры дисциплинарного или общественного взыскания, соблюдены ли правила применения этих мер, не утратили ли они силу.

В судебном заседании установлено, что Орлов неоднократно нарушал трудовую дисциплину, отказывался выполнять поручаемые производственные задания, входившие в круг его обязанностей, за что подвергался мерам дисциплинарного взыскания. С июля 1986 г. по июнь 1987 г. на истца были наложены шесть дисциплинарных

взысканий.

К делу приобщены документы о том, что Орлов на предложения дать объяснение о причине отказа от выполнения сменных заданий каждый раз уклонялся. Это подтверждено и показаниями свидетелей в судебном заседании.

К моменту издания приказа от 22 июня 1987 г. об увольнении Орлова с работы по п. 3 ст. 40 КЗоТ Украинской ССР наложенные на него ранее дисциплинарные взыскания не утратили силу (ч. 1 ст. 151 КЗоТ Украинской ССР). Предусмотренные законом (ст. ст. 148 и 149 КЗоТ Украинской ССР) правила наложения дисциплинарных взысканий были соблюдены. Дисциплинарные взыскания на Орлова налагались директором завода и начальником цеха в пределах предоставленных им полномочий.

Отказ Орлова от выполнения служебных заданий, о чем сказано в упомянутых приказах, и другие нарушения им трудовой дисциплины подтверждаются исследованными в судебном заседании актами и докладными записками, копии которых имеются в деле, а также показаниями свидетелей, работавших с истцом в цехе. Факты отказа от выполнения производственных заданий в приведенных случаях не оспаривались в судебном заседании и самим истцом.

Судебной коллегией был проверен приведенный Орловым в исковом заявлении и в объяснениях в судебном заседании довод о необеспеченности его инструментами и средствами индивидуальной защиты, необходимыми для работы, что, по его утверждению, явилось причиной невыполнения (отдельных заданий, которые ему поручались.

Допрошенные в судебном заседании свидетели показали, что если и возникала необходимость в дополнительных инструментах и средствах индивидуальной защиты, кроме уже имевшихся у истца, то препятствий в их получении в кладовой цеха, в котором он работал, или, с соблюдением установленного порядка, в кладовой соседнего цеха не имелось.

В качестве непосредственного повода к увольнению Орлова с работы в приказе сделана ссылка на то, что он 26 мая 1987 г. отсутствовал на рабочем месте более трех часов и в этот же день отказался выполнить сменное производственное задание - проверить электрооборудование станка и устранить неисправности.

Истец пояснил в судебном заседании, что 26 мая 1987 г. он из цеха без уважительных причин не отлучался и мог выходить в другой цех на непродолжительное время за имевшимся там инструментом, необходимым ему для работы, и за консультацией. Однако никаких доказательств в подтверждение того, что инструменты для работы в действительности получались истцом в указанный день в соседнем цехе, представлено не было, и это обстоятельство Судебной коллегией не установлено. Факт же отсутствия истца 26 мая 1987 г. на рабочем месте более трех часов (суммарно) подтвержден актом хронометрирования, копия которого приобщена к делу, и показаниями свидетелей. Неоднократный уход истца из цеха не был согласован им в установленном порядке.

Судебной коллегией признан необоснованным и отказ Орлова 26 мая 1987 г. от выполнения сменного производственного задания. Как установлено в судебном заседании показаниями свидетелей, соответствующие инструменты для выполнения этого задания у истца

имелись. Дополнительные инструменты, в случае необходимости, как отмечено, могли быть получены им в кладовой.

На расторжение с Орловым трудового договора по п. 3 ст. 40 КЗоТ Украинской ССР администрацией завода было получено согласие профсоюзного комитета, которым этот вопрос рассмотрен в правомочном составе.

Нельзя не учитывать также, что с иском о восстановлении на работе Орлов обратился в суд с пропуском установленного законом месячного срока (ч. 1 ст. 232 КЗоТ Украинской ССР). С приказом об увольнении с работы Орлов был ознакомлен 22 июня 1987 г., иск же им был предъявлен в суде 18 сентября 1987 г. Препятствий к своевременной подаче в суд искового заявления о восстановлении на работе у Орлова не было.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР вынесла решение об отказе в иске Орлову о восстановлении на работе и оплате за время вынужденного прогула.

 

 

 
< Пред.   След. >
Полезное: